?

Log in

No account? Create an account

Алексеев Игорь Евгеньевич

Вольному - воля, спасённому - рай!


Previous Entry Share Next Entry
Алякринский А. «Путевая заметка»
копейка царя ивана васильевича четвёртог
alekseev_i_e

     Сегодня «довёл до ума» в Википедии свою статью «Трёхсвятительский крещёно-татарский монастырь». Найти её можно по следующему адресу: http://ru.wikipedia.org/wiki/Трёхсвятительский_крещёно-татарский_монастырь#.D0.A1.D1.81.D1.8B.D0.BB.D0.BA.D0.B8
     В её основу положены две мои статьи:
     - Алексеев И. Из истории создания Трёхсвятительского крещёно-татарского монастыря Лаишевского уезда Казанской губернии. - http://www.ruskline.ru/analitika/2010/03/11/iz_istorii_sozdaniya_tryohsvyatitelskogo_krewyonotatarskogo_monastyrya_laishevskogo_uezda_kazanskoj_gubernii/
     - Алексеев И. Свидетельства о разорении в 1917 - 1919 гг. Покровской просветительной крещёно-татарской женской общины Мамадышского уезда и Трёхсвятительского крещёно-татарского монастыря Лаишевского уезда. -  http://www.ruskline.ru/analitika/2008/01/22/svidetel_stva_o_razorenii_v_1917_-_1919_gg_pokrovskoj_prosvetitel_noj_kreweno-tatarskoj_zhenskoj_obwiny_mamadyshskogo_uezda_i_tr/

    Не хватает иллюстраций. Ничего не могу найти: никаких фотографий, рисунков, планов... Буду очень благодарен за любую иллюстрацию по теме (или сноску).

    Чтобы не повторятся, помещаю ниже статью А.Алякринского «Путевая заметка», републикованную в моей последней книге: «Православная миссия в Казанской епархии в конце XIX – начале XX вв./ Выпуск I: Статьи и документы по истории православного миссионерства, храмов и монастырей» (Выпуск I):
 

     Алякринский А. «Путевая заметка»// Сотрудник Братства святителя Гурия. – 1911. – № 14 (2 апреля). – С.с. 212 – 214.

 «Путевая заметка».*

(* Скит, о котором идёт речь в этой заметке, устроен Лаишевским купцом и землевладельцем Вас[илием] Львов[ичем] Симбириным на пожертвованной им земле.) 

В глуши Лаишевского уезда, среди крещёно-татарского населения, недавно возник скит, приписанный к Спасо-Преображенскому второклассному монастырю. Скит устроен в честь Трёх Казанских Святителей – Гурия, Варсонофия и Германа, просветителей инородцев. Я давно слышал об этом юном рассаднике родного православия, и вот Господь помог мне мимоходом посетить его и сподобил поговеть в Трёх-Святительском скиту. Некоторые впечатления о нём я и желал бы описать, как умею.
          Скит представляет из себя как бы небольшой хуторок, в котором находится небольшая же деревянная церковь во имя Святителей Казанских и четыре одноэтажных деревянных корпуса для братии. Тут жительствует заведующий скитом иеромонах Серафим и другой иеромонах, командированный временно на помощь о. заведующему, один иеродиакон и 23 послушника. Вся братия скита состоит из крещёных татар, за исключением о. заведующего, но и он прекрасно знает татарское наречие.
          Уже с субботы масляной недели начали стекаться сюда желающие усердно поговеть; между ними довольно значительный элемент составляют и русские, которых привлекает монастырская по уставу служба, да и кроме того они тут могут получить благой совет и помощь о. заведующего скитом. К четвергу 1 недели народу набралось более 300 человек, всем им братией радушно предложено было помещение, а желающим безвозмездно отпускался даже кипяток и квас.
          Богомольцы, придя в скит, считают прежде всего своею обязанностью принять у батюшки о. заведующего благословение, а некоторые и совет по поводу каких-либо случаев их мирской жизни, на что получают все без исключения посильное удовлетворение.
          Здесь, в скиту, богомольцы знакомятся с правилами устава Церкви, правильным богослужением, совершаемым частью на церковно-славянском, частью же на крещёно-татарском языках, и с жизнью иноков, которые, к чести их сказать, беря добрый пример с своего руководителя, ведут смиренный и трезвый образ жизни. Конечно, для людей непривычных стояние у монастырской службы крайне трудно, но богомольцы это переносят с большим терпением, удивляясь и радуясь стойкости монашествующих. То и дело слышишь: «как это они, батюшки, терпят всегда: тут помолился один день, и то разломило все ноженьки». Более всех не было отдыха и покою о. заведующему скитом: во-первых, продолжительность великопостной службы, во-вторых, в перерывах оной, посещение его богомольцами, – каждому ведь надо дать слово утешения. Несмотря на трудность стояния при службах во время говения, я уверен, что все без исключения ушли отсюда с хорошим впечатлением, которое поддерживалось и укреплялось братией, управляемой такой опытной рукой.
        В ближайшем к скиту селе Шумкове, как я слышал от одного крестьянина, было человек до 10 завзятых пьяниц и курильщиков, и они бросили это позорное поведение, побывав лишь несколько раз в скиту и приняв благословение у батюшки. Характерен и другой пример из жизни одного русского ремесленника. Он ранее был раскольником-сектантом, но лет 15 тому назад, и вероятно без всякого убеждения, перешёл в православие. После перехода он церкви положительно не посещал и никогда не говел, да и придерживался ли он какой-либо религии – это весьма сомнительно, о чём и он сам после говорил: «жил я ни вашим – ни нашим». Жизнь он проводил пьяную-беспутную, чему способствовали и его хорошие заработки. Пил-пил… и дошёл наконец до состояния крайнего собой недовольства и даже некоторого помешательства, вследствие продолжительной бессонницы. И вот тут-то вспоминаются слова: «Господь не хочет смерти грешника»: – этот страждущий человек идёт в скит – не для обращения или примирения с Богом, а просто он слышал, что там можно получить помощь в его болезни. Тут он рассказал всю свою биографию и про то, как он бывал у многих докторов и профессоров за советом, но облегчения они дать ему не могли. И что же мог дать ему здесь духовный наставник? – Он ему дал лишь совет поговеть. Человек этот, как говорится – руками и ногами… Начал приводить различные доводы, как, напр[имер], что он в течение 15 лет и в церкви то не был, а тут – говеть, – ведь к этому надо и приготовиться, но батюшка стал настаивать, – грешник сдался и поговел. И что же бы вы думали, – ведь он сразу получил облегчение, лишь только принял причастие. А поговев до 3 раз, стал уже совершенно другим человеком – бросил пить и сделался истинно-религиозен. Вот благой Промысл Божий! Когда человек тот оправился, то к нему начал являться старообрядческий начётчик, стараясь опять его совратить с истинного пути, позволяя себе смеяться над ним: «ты, никак, начал странничать и ходить по монастырям!» и пр[очее]. Но он постарался сразу же отпарировать старообрядца, сказав, что он в монастыре-то и получил успокоение в своей скорби, а что они, его прежние наставники, почему-то, когда он был почти ненормален, даже не навещали его, хотя бы со словом утешения; – и он просил начётчика, чтобы тот оставил свой напрасный труд. Отсюда, т.е. даже из этих кратких фактов, можно судить о том, какое благотворное влияние имеет скит, и не только для тех лиц, которым в помощь выстроен, но и для русских.
        Да даст же Господь Бог силы устроителям и управителям сего рассадника доброй жизни, древнего благочестия и истинной веры Господа нашего Иисуса Христа.

Помоги Бог!

Один из многих богомольцев,

                                                                       А.Алякринский.

(См.: Алексеев И.Е. Православная миссия в Казанской епархии в конце XIX – начале XX вв./ Выпуск I: Статьи и документы по истории православного миссионер-ства, храмов и монастырей. – Казань: ООО «Астория», 2010. –  С.с. 299 – 301.)